Крайнее слово Ефремова: «Прекращаю дела с алкоголем, который довел меня до такового конца» | полезное на oremontekvartir

Обвинение и юристы пострадавшей стороны настаивают на отклонении апелляционных жалоб защиты. Перед тем как арбитр удалилась для исследования новейших событий и принятия решения, Мише Олеговичу снова дали возможность высказаться.

«Слышал, что человек, который убил 2-ух людей, будучи за рулем, а позже пробовал скрыться, получил 5 лет колонии… Извинения потерпевшим я принес на 4-ый денек — это лицезрела вся страна. Мне их правда весьма жалко, они утратили близкого человека. Юристы же потерпевших не только лишь посадили Ефремова, что прославит их на всю страну, да и снискали для себя дурную славу. Что касается компенсации вреда, то с 9 июня у меня не было доступа к валютным средствам, а доверенность из-за бюрократических проволочек я не получил до сего времени», — признался Миша Олегович.

Актер в очередной раз извинился перед родными курьера Сергея Захарова. Правда, никто из их на заседании не находился.

Сорвавшееся свидание, ошибки новейших адвокатов и тюремные познания: с чем Миша Ефремов подошел к апелляции

«Я признаю от всей души свою вину, выражаю сострадания родным и близким Сергея Захарова. Раскаиваюсь в совершенном беззаконии. С самого начала я признавал вину и сотрудничал со следствием, но позже влез Эльман, который уверил меня в другом, что в деле нет доказательств. Эта катастрофа поделила мою жизнь на две части. В первой я был артистом, весельчаком, беззаботным, но работящим, во 2-ой части — я плохо сплю, всегда думаю о Захарове. Я прекращаю все свои дела с алкоголем, который довел меня до такового грустного конца. Прошу отдать мне возможность помогать потерпевшим, восполнить вред за машинку, поставить монумент Захарову, если мне дозволят. Но это все может быть, если я буду работать по профессии. Я бы мог перечислять средства в фонд Захарова, огромную часть собственных заработков. У меня двое молодых деток, есть дочь-студентка, которая на моем содержании. Я бы желал учавствовать в их воспитании. Я больше никогда не нарушу закон. Прошу трибунал проявить ко мне снисхождение», — произнес Ефремов.

В протяжении заседания Ефремов что-то писал в тетрадке