«Нурлан постоянно агрессивно готов»: Алексей Щербаков о соперничестве с Сабуровым | полезное на oremontekvartir

31-летний Алексей Щербаков убеждает: стендап-комики весьма дружны и радуются успехам друг дружку. По его воззрению, это соединено с тем, что коллеги достигнули фуррора фактически сразу. Ведь не случаем участников «Что было далее?» именуют новеньким Comedy Club, который в свое время стопроцентно перекроил подход к юмору в стране.

«Я 1-ый выступаю в главный вечеринке, обсираюсь сходу на всех, потому что не очень готов, а Нурлан, кроме того, что агрессивно готов, так еще выступает крайним и всех может растоптать. Можешь половину выступлений не глядеть, но когда вызывают Нурлана — сосредотачиваешься. Ты его от всей души обнимаешь, не поэтому что хочешь с ним дружить. Просто за него весьма отрадно. Наверняка, если б снимались лишь в шоу Stand Up на ТНТ, и к нему было бы неизменное внимание, я пошевелил мозгами бы: «Удивительно. Мы же делаем то же самое», — признался он в YouTube-подкасте «Временами».

Артисты совместно работают над шоу «Что было далее?»

Тем не наименее, Слава Комиссаренко считает, что Щербаков все-же затмил почти всех комиков по популярности. Он уверен: артист стал номером один на русской сцене. «Естественно, доволен, — согласился Алексей с таковым выводом. — Это все приятно. Трудно осознать, по сути, почему я? Почему все этого не делают? Вот я приезжаю на «Открытый микрофон» выступаю 5 минут — все забавно, нормально. Опосля меня выходят люди, которые издавна выступают, но нигде не снимаются, и несут ложь. Думаю: «Ты что не можешь забавную шуточку что ли написать? Для чего ты выходишь?». И так один, 2-ой, 3-ий и лишь позже возникает просвет. Я вот много раз посещал «Микрофон», там непременно какая-то фигня кое-где есть».

Алексей Щербаков о растратах безработной супруги: «Она доит жесточайшим образом»

Но, невзирая на популярность, Щербаков повсевременно переживает, что может так же просто пропасть со звездного олимпа: «У меня ужас не поддерживать планку, которую мне выдали. Всюду пишут: «Алексей то, Алексей это». Но нет! Боже мой, хватит! Можно мне кое-где обосраться?»