Оленеводы Чукотки выступили против строительства морского порта и перевоплощения региона в «вотчину Абрамовича» | полезное на oremontekvartir

Коренные обитатели Чукотки протестуют против строительства на мысе Наглейнын, расположенном меж селами Рыткучи и Айон, круглогодичного морского порта

Новенькая газета / ВКонтакте

 

 
 

По их словам, реализация этого проекта сделает неосуществимой жизнь коренных обитателей, потому что положит конец их извечным промыслам — оленеводству, рыболовству и охоте

Чукотский автономный округ / ВКонтакте

Коренные обитатели Чукотки протестуют против строительства на мысе Наглейнын, расположенном меж селами Рыткучи и Айон, круглогодичного морского порта. Наиболее 50 человек, включая деток и подростков, вышли на улицы села Рыткучи с плакатами на протестную акцию. По их словам, реализация этого проекта сделает неосуществимой жизнь коренных обитателей, потому что положит конец их извечным промыслам — оленеводству, рыболовству и охоте. В происходящем коренные обитатели винят миллиардера Романа Абрамовича, которого поддерживает президент РФ Владимир Путин.

«При открытии морского порта Наглейнын будет процветать браконьерство на одичавших и домашних питомцев, нелегальная добыча медвежьей желчи, оленьих пант, бесконтрольный вылов рыбы, спаивание спиртной продукцией оленеводов в бригадах», — заявили обитатели Чукотки в воззвании к губернатору Чукотского автономного окрестность Роману Копину. Их слова приводит «Сибирь.Реалии».

Письмо за подписью приблизительно сотки недовольных проектом обитателей активисты направили сходу в несколько инстанций — сенатору от Чукотки, полпреду президента в Дальневосточном федеральном окружении, президенту ассоциации коренных малых народов Севера Григорию Ледкову и даже в русское консульство ООН. Ответ пока пришел лишь из аппарата губернатора. В нем бюрократ обещает лишь одно — «ответить в установленные законом сроки».

Времени ожидать чиновничьи ответы у местных обитателей нет — спецы уже провели инженерно-геологические изыскания на мысе в конце августа — начале сентября. Конкретно от их и сделалось понятно о планах добывающей компании выстроить дорогу, которая разрушит уклад жизни коренных народов и сделает неосуществимой добычу пропитания извечными методами: оленеводством, охотой, рыбалкой.

«Они приехали с оборудованием, произнесли, что проводят изыскания для строительства дороги, по которой БелАЗы будут возить руду во вновь отстроенный порт. Дорога разрежет тундру поперек, как раз меж Айоном и Рыткучи, другими словами меж пастбищами, на которых пасутся наши олени, фактически по тому маршруту, по которому стада спускаются к морю, — разъясняет жительница Рыткучи Олеся Вуквукай. — Пропадут олени, пропадут и села — обитатели практически вполне зависят от оленеводства. И от рыбалки, которая тоже пострадает от этих строй планов».

Новенькая дорога потревожит не только лишь оленеводов и охотников — в спорном месте проходит миграция белоснежных медведей на полуостров Врангеля. «На полуострове у медведей роддом, выходит, они плодиться закончат. Еще там же гнездятся четыре краснокнижных вида птиц — гагара очковая и белокрылая, розовая чайка и плосконосый плавунчик, плюс одичавшие темные казарки, канадский гусь, полярная сова и сапсан», — гласит Евгений Ранавнаут из Рыткучи.

Формально стройку дороги «сбережет» порядка 400 км пути от месторождения меди, разрабатываемого горнодобывающей компанией «Баимская», до порта Певек. Но спецы все равно считают проект нецелесообразным.

«Это стройку ни экономически, ни экологически, ни социально нецелесообразно, — гласит советник президента Ассоциации коренных немногочисленных народов Севера, Сибири и Далекого Востока, член интернациональной рабочей группы по делам коренных народов Рф (IWGIA), эксперт Ассоциации коренных немногочисленных народов Севера, этнограф МГУ, эксперт комитета Госдумы по делам национальностей, кандидат исторических наук Ольга Мурашко. — Подступать к решению вопросцев так — просто чтоб создать дорогу мало короче — и для этого разрушать нетронутые участки тундры, ну и сам залив — это просто неразумно. Тут требуется не только лишь суровая экспертиза самого проекта, да и этнологическая экспертиза и историко-культурная».

Она выразила удивление в связи с тем, что власти поддержали этот проект. «Для меня это совершенно логически непонятная, совсем таинственная история. Почему одному известному у нас олигарху захотелось выстроить порт на Северном морском пути и почему к данной идее премьер-министр страны отнесся так благорасположенно, что принял соответственное постановление, инициирующее обозначенное стройку? Олигарх — это я про Романа Абрамовича, который по сведениям русских СМИ остается в числе совладельцев 25% «Баимской» (консорциум Aristus Holdings Limited — личные лица, посреди которых Роман Абрамович) до 2029 года», — добавила Ольга Мурашко.

Павел Суляндзига, один из создателей Ассоциации коренных немногочисленных народов Севера, Сибири и Далекого Востока РФ и фонда развития коренных немногочисленных народов «Батани», принужденный в 2017 году просить политического укрытия в США из-за преследования за общественную деятельность, гласит прямо: стройку за муниципальный счет завлекает возможностью распилить экономные средства. Право на разработку месторождения Песчанка, которое находится в границах Баимской лицензионной площади с ресурсами в 9,5 миллиона тонн меди и 16,5 миллиона унций золота, казахстанская KAZ Minerals заполучила в 2018 году у Романа Абрамовича, Александра Абрамова и его партнеров за 900 млн баксов (основная часть средствами, остальное — приблизительно за 5% акций KAZ Minerals).

«Сама мысль, думаю, как обычно в нашей стране, связана с распилом средств, — разъясняет Павел Суляндзига. — Его зачинатели желают включить постройку дороги и порта в проект, который подпадает под закон Русской Федерации о поддержке предпринимательства в арктической зоне, другими словами когда ты получаешь средства из бюджета. Быстрее всего, снова получат средства, распилят либо освоят, покажется очередной порт, который некое время быть может пофункционирует, а позже снова будет дохнуть».

Суммы чукотского проекта озвучили сами бюрократы — во время доклада премьеру министр по развитию Далекого Востока и Арктики Александр Козлов упомянул, что стройку в Чаунском районе востребует от бюджета РФ практически 100 млрд рублей. При всем этом бюрократ подтвердил, что вывозить медь планируется в Китай, потребляющий «60% всей мировой меди». Козлов отметил достоинства Рф на фоне производителей из Чили, Перу и Австралии: «Мы в перспективе сможем возить медь всего за 6 тыщ км», — заявил глава Минвостокразвития. На той же встрече премьер-министр РФ Миша Мишустин подтвердил, что огромную часть расходов на стройку дороги от Билибино до порта возьмет на себя бюджет страны.

Издержать такие большие суммы планируется для экономии 400 км дороги, которая с учетом припасов меди пригодится максимум на 25 лет. Заместо строительства новейшей дороги местные обитатели дают развивать уже сделанную транспортную инфраструктуру. Они также лицезреют корень заморочек в том, что управляют регионом «чужаки». «Исчерпают всю землю и уедут. Правят люди, не живущие у нас в стране, они живут кое-где в Израиле, на Кипре, еще кое-где, в Англии, им, я так думаю, необходимы лишь наши недра. У нас на Чукотке развития нет», — гласит обитатель Певека Игорь Ранав.

В бывшем губернаторе Чукотки Романе Абрамовиче обитатели региона разочаровались. По словам Игоря Ранава, «с приходом Абрамовича в нулевых его приняли на Чукотке как благодетеля», но надежды не оправдались.

«В 1-ое время он был молодец, поднял Чукотку, высылал наших деток оздоравливаться в Крым, — объясняет Игорь Ранав. — Но оказалось, это были «бусы», за которые он продал и нас, и наши земли. Нынешняя действительность такая, что за эти «годы процветания» мы стали батраками, а Чукотка стала вотчиной Абрамовича при поддержке Путина. Сейчас все месторождения, все золотопромышленные компании находятся в принадлежности компаний, аффилированных с Абрамовичем».

По его словам, все общественные слушания, связанные со строительством порта и дороги, проводили «втихую» либо лишь на бумаге. Игорь Ранав также пожаловался, что местные обитатели не получают от реализации масштабных проектов ни рабочих мест, ни финансирования. «Вахтовики приезжают на месторождения, а налоги добывающие компании платят там, где зарегистрированы — за рубежом», — заключил он.

Опосля того, как местные обитатели провели акцию протеста, ими заинтересовались сотрудники ФСБ. Они также собирали информацию о том, кто организовал видеоконференцию экологов и правозащитников, на которой дискуссировалась опасность проекта порта Наглейнын.