Супруг совершившей самосожжение нижегородской журналистки Иры Славиной пообещал вернуть работу ее агентства KozaPress | полезное на oremontekvartir

KozaPress

 

 
 

Ира Славина

Ира Славина / ВКонтакте

Супруг совершившей суицид нижегородской журналистки Иры Славиной, на которую оказывали давление силовики, поведал, что продолжит ее дело. Он хочет возобновить работу СМИ KozaPress, основанного Ирой.

Супруг погибшей Алексей Мурахтаев уверен, что KozaPress не пропадет. «Через полгода я должен буду стать официальным обладателем Ириного СМИ. К медиа я имею отношение, мягко говоря, удаленное. Потому нужно будет как-то отладить систему, чтоб все это было на рельсах и работало без меня и без Иры. Я считаю это принципиальным, поэтому что это память о ней. KozaPress будет существовать, и ее редакционная политика не будет изменяться. Как по другому жить?» — произнес он «Новейшей газете».

По словам Алексея Мурахтаева, «жить в Рф отлично, а вот в Русской Федерации хреново». «И у меня такое чувство, что с каждым годом становится все ужаснее. Я считаю: обязана быть сменяемость власти какая-то. Поэтому что любой у нас в отдельности на данный момент — обычный, в принципе, человек. А когда все вкупе — это какая-то свора. Почему так выходит, не понимаю. Но нужно выяснить. Остальных вариантов-то нет», — добавил он.

Напомним, 2 октября главред KozaPress Ира Славина сделала самосожжение около строения нижегородского МВД, оставив перед сиим в Facebook запись: «В моей погибели прошу винить Российскую Федерацию». В 6 утра такого же денька силовики явились к ней с обыском по делу о «ненужной организации».Хотя Славина проходила по нему только очевидцем, у нее изъяли всю технику и даже блокноты, в каких она делала пометки во время пресс-конференций. Журналистка говорила, что во время визита силовиков ей, нагой, пришлось одеваться под надзором незнакомой дамы. До обыска Славину пару раз штрафовали — не только лишь за «фейки», но также за «неуважение власти» из-за поста о мемориальной доске Сталину в городке Шахунья (70 тыщ рублей) и за компанию акции памяти Бориса Немцова (20 тыщ рублей).

Суицид Иры Славиной вызвало широкий резонанс, журналисты и правозащитники требуют возбудить уголовное дело о доведении до самоубийства и превышении должностных возможностей сотрудниками, проводившими обыск. «Открытая Наша родина», правозащитный центр «Мемориал» и фонд «Публичный вердикт» востребовали закончить практику «обысков устрашения» у неугодных властям лиц.

Давление на журналистку началось опосля «материала про ФСБ»

Как поведал Алексей Мурахтаев, в одной из публикаций KozaPress упоминалась Федеральная служба сохранности. Конкретно опосля этого семья Иры Славиной столкнулась с опасностями и преследованием.

«У Иры был материал некий про ФСБ. И вот отныне пошло некое давление, — отметил супруг погибшей. — У машинки порезали колеса дважды. Административные дела, высосанные из пальца. К примеру, за пост в вебе, в каком она цитирует свою заметку, размещенную на своем ресурсе, — 20 тыщ штрафа получите. А это средняя заработная плата в Нижнем Новгороде. По большенному счету, наверняка, фигня, но в таком духе все это было повсевременно. Мы пробовали как-то это дело сгладить, чесали репу: что созодать? Я работаю в маленький домоуправляющей компании, совершенно не миллионер. Помогали люди, естественно, скидывались — Иру уже в Нижнем знали. Но на этот счет оставалось лишь обидно шутить: живем подаянием. Так оно и было».

По словам Алексея, злосчастный обыск в квартире проводили 12 человек, включая 3-х открыто вооруженных бойцов СОБР. «Находили буклеты, еще чего-то, документы какие-то «Открытой Рф», но в конце концов сами сообразили, что нет ни хрена. Но все равно забрали все телефоны, компы, нам пришлось поменять всюду пароли и брать новейшие телефоны. Сиим мы занимались до самого вечера. Ну а на последующий денек случилось то, что случилось», — произнес мужик.

По словам Алексея, поначалу ему позвонила дочь и произнесла, что «у нее была мать, оставила все средства и карточки со словами: передай отцу». А позже позвонил отпрыск и произнес, что до него дошла информация о самосожжении дамы у строения МВД. Алексей сходу поехал туда. «Там огороженный участок. Куча правоохранительных органов. Никто ничего не гласит. Меня даже на данный момент, до сего времени, никто официально не известил, что супруга моя погибла. Ко мне правоохранительные органы с сиим не приходила, не обращалась. Официально я ничего не понимаю о том, что вышло, хотя у Иры был паспорт, документы. Быть может, у их был шок, быть может, у их даже до сего времени шок, но это никак их не оправдывает», — добавил он.

Ира Славина пришла на работу в СМИ не сходу. Сначала она работала в школе учительницей российского языка и литературы. «Ей было поначалу любопытно. А позже средств сделалось не хватать. Стали появляться какие-то рамки в образовании, она ощутила, что перегорела. Решила заняться журналистикой», — поведал Алексей.

По его словам, «у Иры были принципы, которые она никогда не нарушала». «Из принципа она открыла свою Козу (KozaPress — веб-сайт Иры Славиной, который она замыслила как источник новостей о Нижнем Новгороде без цензуры. — Прим. «Новейшей газеты»). Было это лет восемь вспять, если не больше. Ранее посиживала года полтора без работы, писать правду ей не давали, и вдруг итак вот осенило. Посодействовали друзья из фейсбука. Надоумили. Дескать, хочешь писать правду, будь сама собой».

Равномерно у KozaPress возникла своя аудитория, для почти всех издание сделалось истинной «отдушиной». «Ей звонили много людей, давали свои материалы, она смотрела, отбирала, — ведает Алексей про работу супруги. — Видимо, все ощутили, что есть сейчас таковая вот отдушина. Люд же поганым не бывает, бывает люд, который дремлет. Вот Нижний дремлет. У нас здесь, когда был чемпионат мира по футболу, много иноземцев приехало. И они устроили здесь шествие. Радостные, классные ребята. И именно тогда Нижний пробудился. А на данный момент опять дремлет, все так жизнью придавлены, что даже нет никакого проблеска».