Химфак МГУ нашел в одной пробе воды с Камчатки продукты распада ракетного горючего | полезное на oremontekvartir

Лаборатория хим факультета МГУ нашла в одной из проб, собранных у побережья Камчатки, следы распада ракетного горючего

Фото: Следственный комитет Русской Федерации / YouTube.com

 

 
 

Следственный комитет Рф разглядывает природную причину в качестве главный версии загрязнения Авачинского залива

Фото: Следственный комитет Русской Федерации / YouTube.com

 

 
 

Дмитрий Кобылкин

Пресс-служба Правительства Рф

Лаборатория хим факультета МГУ нашла в одной из проб, собранных у побережья Камчатки, следы распада ракетного горючего, сказал независящий эколог Жора Каваносян в выпуске YouTube-канала «Редакция» журналиста Алексея Пивоварова.

Идет речь о 2-ух продуктах распада гептила — нитрозодиметиламине и тетраметил-2-тетразене. «Благодаря тому, что мы отыскали 2-мя различными способами два этих продукта распада, мы делаем фактически спропроцентное заявление, что начальное вещество, которое было в воде, — это гептил», — произнес Каваносян. Он отметил, что эти вещества «совершенно никак» не могут сами по для себя находиться в природе и могли показаться лишь техногенным методом.

В эфире была показана копия заключения лаборатории химфака МГУ, подписанная деканом факультета, управляющим Аналитического центра МГУ, членом-корреспондентом РАН доктором Степаном Калмыковым. Ученый растолковал в интервью, что продукты распада гептила отыскали с помощью высокоэффективной жидкостной хроматографии с 2-мя видами сенсоров и масс-спектрометрии. Он выделил, что следы распада гептила были найдены лишь в одной пробе воды из 20 образцов, собранных в различных местах.

Отвечая на вопросец, могли ли какие-либо остальные химикаты окислиться до таковых же товаров распада, Калмыков сказал, что это «очень маловероятно», потому что это «два независящих продукта, которые были определены 2-мя независящими способами».

Каваносян отметил, что до сего времени в общем доступе не публиковалось ни 1-го анализа, который бы разглядывал конкретно продукты распада/трансформации ракетного горючего. Гринпис Рф на прошлой недельке сказал, что гептил (несимметричный диметилгидразин), и продукты его разложения в пробах воды и биоматериалов с Халактырского пляжа и из бухты Лагерная не обнаружены.

По словам Каваносяна, гласить о том, что гептил мог стать предпосылкой смерти морских организмов на Камчатке, по одной пробе недозволено, нужны доп обследования. «Гептил мог запустить механизм «бардовых приливов», точнее, сложной органической трансформации, с ролью какого-то ядовитого хим соединения», — произнес эколог.

Он представил, что гептил мог попасть в воду через подземный поток, который «унес фильтрат» с ракетного полигона Радыгино. В таком случае гептил может выходить в течение еще пары лет и опять запускать механизм «бардовых приливов». В собственном Telegram-канале Каваносян уточнил, что продукты распада гептила были найдены в пробе из Большенный Лагерной бухты.

«Сама по для себя эта находка пока совершенно не гласит ни о чем, не считая как о том, что в одной пробе обнаружены продукты распада гептила. Как они туда попали и, самое основное, — когда — ни мы, ни ученые пока не знаем», — выделил эколог. Он добавил, что находка не опровергает и не подтверждает никакие версии, в том числе версии с вулканизмом и красноватыми приливами.

Каваносян добавил, что нахождение товаров распада гептила «быть может совершенно никак не соединено с массовым замором гидробионтов и симптомами отравления серфингистов. Это лишь одна из огромного количества версий, которая просит отдельной проверки».

«Для того, чтоб разобраться откуда там взялись производные гептила, нужно доп исследование: необходимо отобрать несколько проб воды в районе нахождения перечисленных выше товаров распада с различных глубин, провести отбор гидробионтов, пробурить скважины и организовать еще целую кучу различных мероприятий», — сказал Каваносян. В связи с сиим эколог организует масштабную экспедицию на Камчатку.

Следственный комитет Рф разглядывает природную причину в качестве главный версии загрязнения Авачинского залива. В ведомстве заявили, что в исследованных пробах воды, земли и морских гидробионтов томных металлов не найдено, а у пострадавших людей в итоге биохимических экспертиз не выявлено признаков токсического отравления. «Все это подтверждает версию природного загрязнения, в том числе в итоге цветения фитопланктона», — считают в СК.

Минприроды Дмитрий Кобылкин отмел версию о техногенном нраве экологической катастрофы на Камчатке. «Нет, это буквально уже не техногенная трагедия, методом отсечения каких-либо техногенных причин, быть может землетрясение, быть может вулканы, быть может некое проявление в виде прорыва», — заявил он 23 октября телеканалу «Наша родина 24».

По его словам, опосля консультаций с учеными бюрократы сделали вывод, что к смерти морских звериных привела токсичность водных растений. Предпосылки «красноватого прилива», который привел к выделению токсинов у водных растений, обязана узнать экспедиция, которую планируется выслать в 2021 году.